Чума и коронавирус: карантин, сильная власть, психология

Чума и коронавирус: карантин, сильная власть, психология

Ирина Метелёва, врач и автор книги "Бич Божий. История чумы", по нашей просьбе продолжает сравнивать чуму и COVID-19. 

В прошлый раз речь шла о медицинских аспектах, а сегодня поговорим об экономике, стратегии власти и психологии чумного города.

При любой пандемии жизненно необходимые карантинные меры подрывают устои экономики. В тем большей степени, чем больше государство экономически зависит от своего ближнего и дальнего окружения.

Средневековые города закрывали ворота - и общение с миром за воротами прекращалось. Равно как и подвоз продовольствия. Отстреливали со стен даже приближающийся бесхозный домашний скот. Они тоже болели и были потенциально опасны. Запасы продуктов питания были как никогда актуальны. Так что погнали людей сметать всё с полок магазинов в первые дни пандемии COVID-19 не только апокалиптически-неадекватные сообщения, распространявшиеся в соцсетях, но и… генетическая память.

Ну ладно мы, жившие в 90-е, прекрасно помним пустые полки магазинов и анекдоты про «Вам взвесить еды? Приносите – взвесим!» Но представителей других стран-то что сподвигло? Народ всегда лучше верит в худшее. И, к сожалению, часто оказывается прав.

чума10

Как при чуме в древности, так и при эпидемии COVID-19, огромную роль играет крепкая власть. Медицина тоже играет роль, но она вторична. Первично – установить карантин и добиться его выполнения. Не дать разнести инфекцию. Контролировать, помогать кому-то, карать кого-то, не путать первых со вторыми. Словом, осуществлять чуткое, но жесткое руководство.

Горе было тем, у кого власть на поверку оказывалась какой-то неконкретной, сомневающейся, не принимающей вовремя правильных мер, или в числе первых удравшей из чумного города, успев выскочить до закрытия ворот, или же, наоборот, слишком активно лезущей в самое пекло, пренебрегая разумными предосторожностями, и таким образом быстро и радикально вымершей. Ведь и соблюдение карантинных мероприятий, и распределение продовольствия, и вывоз трупов и контроль банд мародеров - это все власть. Не организуешь, не проконтролируешь – ничего не будет. И здесь огромную роль играет личность в истории. Есть много примеров, когда безнадежные, казалось бы, ситуации были спасены одним правильным руководителем, например, Григорием Орловым, посланцем Екатерины II, умудрившимся исправить сильно запущенную ситуацию во время чумы в Москве в 1771 году.

Желание обратиться за помощью к высшим силам было естественно во все времена. Но уже в период второй пандемии чумы отдельные умные священнослужители ставили на первое место не необходимость с удвоенной силой блюсти ритуалы церкви, а разумное ограничение обрядов для недопущения распространения морового поветрия. Правда, были и такие, кто слишком дорого за это заплатил, приняв мученическую смерть от рук тех, чьи жизни пытался спасти от мора. Как случилось, например, с московским архиепископом Амвросием, запретившим проведение молебнов у Боголюбской иконы Божьей Матери.

К сожалению, и в наши дни полно тех, кто хочет всех вылечить крестным ходом, слепо положившись на веру и проигнорировав разумные требования карантина. Святейший Патриарх Кирилл даже был вынужден призвать верующих отказаться от посещения храма в период пандемии. Как говорится, на Бога надейся, а сам не плошай. 

чума11

Для пандемий также характерны проблемы с обрядом похорон, невозможность его производить по привычному образцу, трудности захоронения большого количества потенциально заразных трупов. В Средневековье это трупы, валяющиеся на улицах, которые не успевают убирать, это захоронение сперва в одном большом гробу всей семьи, потом с нарастанием опустошительности эпидемии – в братских и очень мелких могилах, тут же раскапываемых животными. В наши дни проблемы тоже возникли. Ледовый дворец в Мадриде, отданный под морг, тому примером. Кроме того, можно отметить отказ многих похоронных бюро и крематориев от сотрудничества, либо слишком низкая их пропускная способность.

чума12

Чума в Эгине, гравюра XVII века

Психологические аспекты. Страх. Выражаясь психологическими терминами, даже вполне актуализированные люди в условиях пандемии могут скатиться к подножию пирамиды потребностей Маслоу, оказавшись на уровне выживания и безопасности. И некоторое непределенное время там проведут. В целом, сначала это выглядит как непризнание наличия проблемы, упорное игнорирование нарастания числа неясных смертей, ведь они еще без диагноза. Потом с диагнозом «это не чума», это не COVID-19. Потом первый официально заболевший, когда уже больна четверть города. Далее – страшные слухи об ужесточения карантинных мер. Пока не закрыты ворота города, объявленного чумным, бегом из него, похватав все, что успели. Бегут множество семей. В никуда. И разносят заразу. Средневековье? Да. И современный Милан 2020 года.

Оставшиеся всячески пробуют не паниковать. Кому-то удается, а кому-то нет. Далее, как в старом мрачном анекдоте, когда Чума, придя в страну, обещала забрать 3 тысячи человек. Когда умерло более 10 тысяч, люди взмолились: «Как же так?». А Чума в ответ: «А я что? Я три тысячи забрала, как и собиралась. Остальные-то со страха умерли!»

 the-last-journey-jakub-schikaneder-1.jpg!Large

Якуб Шиканедер, The Last Journey, 1880

Появление «заразителей», специально распространяющих инфекцию (не путать с просто сбегающими с карантинов и из больниц). Во вторую пандемию чумы они были в ассортименте. Рассказывали про больных чумой, заходящих в дома, пытающихся поцеловать кого-то, за ними бурно охотились, настигая множество невиновных, как в охоте на ведьм. В наши дни такие тоже были. Даже один китаец, больной коронавирусной инфекцией и плюнувший на дверную ручку, попал под запись камеры видеонаблюдения.

Искренняя вера, что с нами такого точно не случится. Это вон у соседей, они слабаки! Во вторую пандемию чумы, когда Британия уже была под пятой «черной смерти» шотландцы только посмеивались над ними через границу, даже собирались идти на них войной, будучи уверены в своей невосприимчивости. И плохо же это для них закончилось. Ничего не напоминает? «Это китайская зараза и болеть ею будут только китайцы! Как можно в наше просвещенное время так ограничивать одну из главных свобод, свободу передвижения, свободу воли, запирая людей в карантинах!?» - это Италия, критикующая КНР, до прихода и к ним коронавируса.

Открытые двери тюрем. При всех трех пандемиях чумы с завидной регулярностью в разных странах выпускали заключенных, чтобы привлечь их к помощи в уборке трупов. Порядка в стране это, как правило, не добавляло. Добавляло разбоя, грабежей и мародерства, так как контингент тюрем всегда соответствующий. На этот раз, с COVID-19, массовым роспуском из тюрем заключенных отметились США, правда, не для уборки трупов, к счастью, а во избежание заражения из-за участившихся в тюрьмах случаев заболеваний  COVID-19. Законники отмечали, что выпускают наименее опасных и наиболее больных хроническими заболеваниями, но все равно интересно, контактные же, разнесут же заразу.

Больше интересного о чуме и пандемиях - в книге "Бич Божий. История чумы"