Золотой бампер

Золотой бампер

Этот рассказ Сергея Волкова задумывался как часть романа "Ильич", но в итоге "Золотой бампер" стал самостоятельным произведением. Роман "Ильич" вы сможете прочесть чуть позже - когда он выйдет в нашем издательстве. А рассказ "Золотой бампер" читайте прямо сейчас! 

Индус всегда хотел жить в Москве и работать где-нибудь в охране. Это была его заветная, подсердечная, сокровенная мечта. В Средневолжске охранники особо не требовались – во-первых, предложение намного превышало спрос, а во-вторых, охранять было реально нечего. А вот в столице…

Индус даже ездил туда. И даже устроился через дальнего родственника в охранную фирму «Залп» сторожем на автостоянку с испытательным сроком в месяц и окладом в триста баксов – это были огромные для Средневолжска деньги. Правда, там с ним приключилась история, которую он очень любил рассказывать по-пьяни, которой очень гордился, но после которой в Москве его никто не ждал.

- Там, прикинь, все через жопу у них! – размахивая руками, вещал Индус. – Грек, жирный такой, нанял нас, ну, «Залп», машины охранять. А сам бандюкам платил – ну, это их территория потому что. А ещё он Правительству Москвы платил.  И ещё кому-то. Такой вот у них там бизнес в Москве этой…

Клиенты, ставившие автомобили на стоянке Индуса, были, по его словам, очень известными людьми. Конечно, во всяких там художниках и писателях он был не силен, но актёров и эстрадников более-менее знал и небрежно сыпал фамилиями, снисходительно называя народных и заслуженных «Олежками», «Колянами» и «Васями». 

И вот как-то раз Индус приехал на свою стоянку, принял смену,  заполнил журнал, пересчитал машины, отметил количество свободных мест и сел читать книгу, дожидаясь напарника, отставного ментовского капитана, который почему-то всегда опаздывал, наверное, застряв в своём Бибирево или Головино.

Капитан приехал аж в седьмом часу. Был он бледен и сильно «нервичен», да что там нервы - капитана просто колотило от внутреннего возбуждения! Извинившись за опоздание, и как-то неприятно пряча глаза, капитан достал из сумки бутылку водки:

–Геныч, у меня повод. Дочку замуж отдаю, давай выпьем сегодня, ближе к ночи? Событие все же...

Пить, как рассказывал Индус, ему особо не хотелось – за пьянку можно было запросто вылететь с работы. Но повод обязывал — свадьба дочери, святое дело, и после одиннадцатичасового телефонного рапорта в офис «Залпа»: «Спите, жители Багдада, на стоянке все... спокойно!», бравые охранники сели, разложив закуску, капитан разлил водку, и они выпили по первой, за здоровье молодых.

Неприятное чувство возникло у Индуса где-то на третьем тосте  –  слишком уж его доза превышала капитанову. Но, за анекдотами и всякими прибаутками он не придал этому значения  –  мало ли, может человек хочет как следует угостить напарника.

–  Я, главное, зырю – у меня полстакана, а у этого ментозавра – на донышке, прикинь? - похохатывая, говорил Индус. – Нучё, думаю, ладно, больше достанется.

Обычно ночью напарники спали по очереди  –  три часа один, три часа другой. Но в тот день капитан, сославшись на опоздание, предложил Индусу поспать побольше, ему, мол, не спиться – нервы, свадьба, всё такое...

Они допили водку, покурили, и в половине третьего Индус, сморившись, улёгся на топчан, укрывшись бушлатом  –  на улице подморозило. Серый в этом месте всегда представлял картину как из кино: глухо шумят машины, проносясь по залитому оранжевым светом фонарей Садовому кольцу, бормочет что-то радио на подоконнике, капитан ушёл делать обход, а Индус спит, успокоенный теплом и водкой...

–  Я, главное, проснулся резко, хобана! – кричал Индус, тыча пальцем в правую сторону груди. – Сердце меня прямо толкнуло: давай, вставай, надо, прикинь?

Он поднялся с топчана, нетвёрдой походкой вышел на железное крылечко, вдохнул в себя относительно свежий воздух Садового, закашлялся, и тут же заметил серую тень, метнувшуюся в дальнем углу стоянки, где стояли на хранении битые, старые и невостребованные владельцами машины.

«Вор! –  обожгла Индуса тревожная мысль. –  Где же капитана черти носят?»

Он соскочил с крыльца и крадущейся походкой, стараясь не шуршать подошвами, двинулся вперёд. Тень человека опять метнулась, прячась от Индуса за старую «Победу» какой-то лауреатки Сталинской премии. Индус затаился на время, а потом сделал несколько молниеносных прыжков, на ходу отстёгивая от пояса табельную дубинку.

Человек за «Победой» слишком поздно понял свою ошибку - Индус заходил со стороны бампера машины, а улизнуть, обогнув её с тыла, было невозможно - покатый задок «Победы» упирался в сетчатый забор.

–  Я ему кричу: «Стоять, сука!», - в этом месте рассказа на лице Индуса обычно появлялась гримаса хищного веселья. – И дубинкой так вот замахиваюсь, чтобы накренить… 

- Чё ты, чё ты, Геныч! - скороговоркой забормотал «вор», при ближайшем рассмотрении оказавшийся Индусовым напарником-капитаном.

- Ты что тут? - удивлённо спросил Индус, опуская дубинку.

- Патрулирую... - неуверенно пробормотал капитан, пряча за спину какой-то яркий журнал.

- Я сразу просек – херня какая-то, -  объяснял слушателям Индус. – Ну, межуется мент этот. Я ему: «Ты чё, капитан?» А он…

Напарник Индуса замялся, неуверенно потоптался на месте, а потом махнул рукой:

- Ладно, все равно одному не справиться! Но поклянись, что все это останется между нами!

- Да что «это»? - спросил Индус, подходя ближе.

Капитан весь как-то изогнулся, губы его вытянулись в трубочку, и он свистящим шёпотом просипел:

- Золото!!!

- Чего? - не понял Индус.

- Да тихо ты! Золото! Вот смотри!

Капитан сунул ему под нос яркий иностранный журнал, который прятал за спиной.

   - Это - американский журнал про машины, 65-ого года! Вот гляди, на сорок седьмой странице тут говорится про новинку - «Кадиллак-Люкс»! Такой же у Пресли был, только весь золотой! А у остальных из золота делали только бамперы! Видишь...

Он ткнул скрюченным пальцем в страницу, грязным ногтем отчеркнув несколько слов:

- ...Написано: «Goldenbuffer»! Я со словарём переводил! Золото бампер значит! Пятьдесят пять килограммов чистого золота, понял!

- Ну, а мы-то тут причём? - неуверенно спросил Индус.

- Смотри туда! - капитан ткнул рукой в самый тёмный закуток стоянки, где стояли несколько крытых брезентовыми чехлами машин:

- Крайняя, ну длинная такая, это и есть «Кадиллак-люкс»! Я проверял! Тот самый, все сходится! А бампер закрашен белой краской!

- А чей он, этот... «люкс»? - поинтересовался Индус.

- Хрен его знает! Стоит тут уже два года, заржавел весь. Какой-то «новый русский» купил его на распродаже во Франции, пригнал, поставил, а сам может и не живой уже, у них это быстро... Факт, что машину два года никто не трогал! Если мы бампер снимем, никто и не заметит!

- А ты уверен...

- Да уверен, уверен! Я его ножом поцарапал - золото! Пятьдесят пять килограмм, прикинь! Это же работать больше никогда не надо будет! И ещё детям останется! Ну, ты согласен?!

Теперь уже Индус в нерешительности топтался перед капитаном. С одной стороны было очень заманчиво, с другой он просто не верил в подобные чудеса... Хотя кто их, американцев, знает, ведь у Пресли действительно был золотой «Кадиллак», почему бы какой-нибудь шоумен поскромнее не заказал себе такой же с золотым бампером?

- Ну? - торопил его капитан.

- Как делить будем? - спросил Индус идиотским голосом, и сразу почувствовал корыстную дрожь в руках.

- Как-как... По справедливости! Мне - семьдесят пять процентов, тебе - двадцать пять! А что, я же все нашёл!

- Ладно, идёт! - кивнул Индус, быстро согласившись (все же до конца в «золотой бампер» он не верил): - Веди, показывай!

Капитан кособокой рысью помчался к зачехлённому «Кадиллаку», подождал напарника, а потом приподнял брезент:

- Гляди!

Автомобиль ощерил в лошадиной ухмылке никелированные зубы решётки радиатора, а выше неё Индус увидел чёткие, слегка тронутые коррозией английские буковки: «КАДИЛЛАК ЛЮКС». Массивный бампер машины был густо закрашен некогда белой, а теперь очень пыльной краской.

…Бампер они открутили довольно быстро. Прикипевшие гайки сперва никак не хотели поддаваться, но потом Индус просто срубил их зубилом и ломом выкорчевал бампер из зажимов крепления.

С глухим и очень тяжёлым звуком длинная кривая загогулина бампера упала на асфальт.

- Хватай, чего смотришь! - зашипел на Индуса капитан: - Тащим в дежурку, будем пилить!

Они ухватились за бампер, взгромоздили его себе на плечи и мелкой рысью двинулись в сторону ворот, по пути огибая ряды машин.

До железного крылечка оставались считанные шаги, как вдруг скрипнули тормоза, и напарники попали в неяркий ближний свет фар. У ворот, с той стороны, тихо пыхтела двигателем длинная, плоская, блестящая иномарка с тонированными стёклами.

- Писец! - прошептал капитан.

- Песец! - поправил его Индус.

- Это зверь - «песец», а нам с тобой ... Знаешь, чья это тачка?

Индус пожал плечами, но тут тихо лязгнула дверца иномарки, и ответ вылез из машины собственной персоной. Да-а, дело действительно принимало скверный оборот. «К нам приехал, к нам приехал Магомет-блин дорогой!»

Магомет, или, проще, Мага, двухметровый то ли чеченец, то ли ингуш, то ли ещё какая разновидность горских народов Кавказа, всегда ходивший в чёрном кожаном плаще, был правой рукой того самого босса местной мафии, которому платил их хозяин-грек. И если Мага узнает про золото, тогда действительно «писец»...

- Здарова, мужэки! - крикнул между тем Мага от машины: - Кэрамзиди сэгодня был?

- Керамиди... - блеющим голосом поправил кавказца капитан, имея в виду фамилию хозяина стоянки.

- Адын хрэн! - Мага пнул ногой в дорогом «казаке» калитку и направился к нам: - Ну, бил тут этат сын иешака?

- Не-а - хором помотали охранники головами.

- А чэго эта? - Мага мотнул янтарными четками в сторону бампера.

- Да нас тут это... Ну, хозяин попросил... - начал было капитан, но Мага прервал его:

- Э-э, разве два мужэка одэн жэлэзка должэн носит?

У кавказцев всегда плохо с чувством собственного мужества и достоинства, плохо в том смысле, что чувства этого слишком много. А поскольку Мага был истым, «щирым» кавказцем, то он ухватился за бампер, явно намереваясь показать, каким должен быть мужик в его понимании, но бампер неожиданно оказался тяжёлым, и Мага позорно уронил его на асфальт.

- Пилият! Он что, из золот вэсь у вас?

Видимо, что-то в лицах Индуса и капитана подсказало мафиознику, что он попал пальцем в небо, причём не целясь. Мага присел на корточки, щёлкнул лезвием «кнопаря» и поскрёб им по металлу. В наступившей тишине царапающий звук произвёл громогласный эффект, а на грязно-белой краске засверкали золотым блеском царапины.

- Э-э, золот! - пробормотал потрясенный Мага, выпрямился, убрал нож и двинулся к калитке. 

 Но тут тщедушный капитан совершил неожиданное: с диким визгом он прыгнул к пожарному щиту, сорвал с него здоровенный багор и замахнулся на Магу:

- Стоять, чурка нерусская! Замочу!

Мага от изумления открыл рот - так с ним последний раз разговаривали лет в девятнадцать, когда он, спустившись с гор за солью, был забрит в ряды доблестных Вооружённых Сил СССР.

Но потом в его масляных черных глазах мелькнула какая-то искорка, которая и делает всех людей с подобными глазами лучшими торгашами во всем мире.

- Э-э, дарагой, зачем ругаешся, а? Мэня мама-папа нэ спросыли, когда нэрусским дэлали! Тэпэрь каждому мэнту - дай, квартир не снимэшь, пиляти и то боятся! Давай, мужэки, мыром дэло кончим! Подэлим, и забудэм!

- Ага, так я тебе и поверил! - взвизгнул капитан: - Ты свою долю возьмёшь, а потом твоя братва нас где-нибудь за Реутовым зароет, и привет!

Мага покачал головой:

- Э, зачэм обыжаешь! Я килянусь, мамой килянусь, нэ какой баратва нэ будэт! Зачэм? С баратвой дэлиться вэдь придется!

Капитан замер в нерешительности. Багор в его руке слегка подрагивал. Минуту все молчали, и тут Инлусу на ум пришла одна замечательная мысль - он вспомнил, какая клятва для мусульманина самая страшная.

- Я ему такой кричу: «Мага, поклянись “домовой книгой”, что не кинешь нас, и все будет по честному!», - скалил зубы Индус. – А он глаза сощурил, ну и начал чурковой базар: «Э, ти хытрый, да? Аткуда про домовой кынига знаишь?»

- В армии служил! - буркнул Индус: - Клянись!

- Якши! - кивнул Мага: - Килянусь мой домовой кынига, что все будэт па честному!

По пути до дежурки капитан тихо спросил Индуса из-за спины:

- Геныч, а что такое «домовая книга»?

- Не знаю толком, - пожал Индус одним плечом - на другом лежал бампер: - Мне в армии таджик знакомый рассказывал, что в каждой мусульманской семье есть такая, ну, предки все туда записаны, и ты сам...

- И я?! - удивился капитан.

Индус усмехнулся и плюнул на сухой, пыльный асфальт:

- И ты, блин!

Совместно затащив бампер в дежурку, они, уже втроём, сели перекурить и обсудить, как и каким образом будут делить золото.

- Взвешивать надо! - кипятился капитан, нервно затягиваясь «Элэмом»: - На вес оно точнее!

- Э, сапсем нэ умный, да? Гидэ тэ весы возмешь? На рынке? - яростно жестикулируя, спорил с ним Мага.

Индус смотрел на блестящие царапины от Магиного ножа на поверхности бампера, и мысли его были в полном сумбуре:

- Я сижу такой и думаю: «Золото! По восемнадцать килограмм на рыло! Дубануться можно!»

Наконец, наоравшись до хрипоты, они решили мерить бампер линейкой и пилить. После долгих споров поверхность бампера украсили три метки, и тут возникла новая проблема: кто будет пилить?

- Я нэ буду! - гордо сложил руки на груди Мага: - Я нэ умею!

- А золота на халяву заграбастать ты умеешь?! - снова начал визжать капитан. Они чуть не подрались, причём со стороны это выглядело очень смешно - маленький, похожий на взъерошенного петушка капитан хватал двухметрового Магу за отвороты кожаного плаща, а тот отталкивал капитана, заставляя его всякий раз отлетать на три метра в сторону.

Индус вмешался как раз вовремя, успокоил «бойцов» и предложил свой вариант:

- Пусть каждый отпилит себе свой кусок!

- Дагаварились! - радостно осклабился Мага, и тут Индус понял, какую совершил промашку - пилить-то придётся всего два раза, а кусков получится три!

Но уговор дороже денег. Капитан достал из своей сумки припасённую ржавую ножовку, они расстелили на полу старые газеты - чтобы ни грамма не пропало, опять поспорили, как будем делить опилки, и дело наконец-то пошло.

Ширкнув ножовкой раз пять-шесть, капитан в сердцах отшвырнул инструмент в угол и начал материться. Оказалось - ножовочное полотно лопнуло пополам. Приехали.

- Нэ ругайся, дарагой, сэйчас сиездим, купим хароший пила! - Мага похлопал капитана по плечу: - Только тиса мной паедэш, я тэбэ нэ верю, вдруг убэжишь с золот вместэ?

- Ага, а его тут оставим? - замотал головой капитан, указывая на Индуса.

- Аставим, он чэстный! - важно кивнул Мага.

- Хрен там честный! - гнул свое капитан: - В тихом омуте черти водятся, а тут и омут-то не очень тихий. Пусть с нами едет.

- А золот? Ти дурной сапсем, да? Ми уедэм, приедэм, а золотюк?

- Ладно, мужики! - подвёл итог разговора Индус: - Возьмем бампер с собой.

- А стоянка? - вяло спросил капитан.

- Э-э, что с этот вонючий стоянка будэт? - Мага ткнул себя в кожаный плащ: - Я, Мага, атвечаю - ны кто нэ сунэтся!

Более идиотской картины представить было трудно: трое взрослых мужиков, построившись по принципу «лесенка дураков», несли на плече бампер от машины, а потом долго запихивали его в салон «БМВ», портя кожаную обшивку и царапая дверцы.

В конце концов, все устаканилось. Бампер наискосок лежал на спинках сидений, причём, кроме водителя, всем остальным, то есть Индусу и капитану, пришлось изогнуться самым немыслимым образом, чтобы сесть.

Магин автомобиль в мгновение ока домчал их до круглосуточного автосервиса, при котором был магазин запчастей и инструментов.

Мафиозник сунул капитану сто баксов и пророкотал:

- На, иды, пакупай!

- Вот уж хрен! - гнусаво опять не согласился капитан: - Я буду ножовку покупать, а вы фью-ю-ть, и свалите!

- А-а, сын шайтана! - не выдержав этого великоросского хитроумия, взревел Мага: - Я тэбя зарэжу сэйчас!

Но капитан уже ничего не боялся. Он ловко увернулся от Магиной лапищи, и заорал:

- Да я тебя самого сейчас урою тут, зверек хренов! Замочу, блин!..

И так далее...

Результат этих воплей можно спрогнозировал сразу.

И вот, спустя десять минут полусонный продавец магазина, вытаращив глаза и отчаянно мотая головой, чтобы отогнать наваждение, смотрел на трёх мужиков, затащивших в его магазин на плечах старый бампер от машины, и не снимая его с плеч потребовавших самую лучшую ножовку.

…Пилить бампер они закончили уже на рассвете. Скрупулёзно поделив опилки, ещё раз поклявшись, что никто никогда ничего не узнает, и, наконец, расстались.

Мага завернул свой кусок в свой же плащ и умчался первым, потом и Индус с капитаном, так и не поспав толком, сдали дежурство, и разъехались по домам.

Дальше рассказ Индуса подходил к самому интересному:

- Еду я такой в метро, на людей зырю, а у самого в сумке  квартира и машина лежат. Прикольно, блин!

Дома, на съёмной хате, Индус обнаружил, что случайно прихватил и капитанов журнал. Кинув его на стол в комнате, он задвинул сумку с золотом под кровать и отправился в ванную - принять душ и подумать...

- У меня прям голова чесалась от мыслей всяких, прикинь? – в подтверждение своих слов Индус проводил руками по волосам. - Во-первых, думаю, капитан, да и я, больше на этой работе не появимся, на хрен надо. Во-вторых, домовая книга - это конечно хорошо, но хрен его знает, этого Магу. Сейчас как нагрянет с земляками – и аля-улю, гони гусей. То есть надо валить. Ну, и в-третьих, надо найти, кому золото толкнуть... Короче, блин, проблем хватало.

Индус жарил себе яичницу, когда в дверь позвонили. «Ну вот, началось! Привет от Магомета!», - подумал он, снял со стены мясорубный тесак, на цыпочках приблизился к двери и заглянул в глазок.

Слава Богу, это просто пришёл Индусов сосед и партнёр по шахматам Костя Зыков. Тут надо сказать, что единственным интеллектуальным достоинством Индуса был ничем не объяснимый талант к шахматам, сделавший его в детстве средневолжской знаменитостью – Индуса даже на соревнования в Москву посылали.

Сосед Костя был человеком основательным, не пил, не курил, работал в крутой наше-ненашей фирме на крутой должности, ездил на «Ауди» и мог бы быть смело причислен к отряду «новых», но все же оставался «старым» русским.

- Привет! - он сунул Индусу свёрток: - Мне тут типа взятки дали, ром какой-то, а я же не употребляю, так что держи, презент!

- Хавать хочешь? - Индусу сунул ром в холодильник и выключил поспевшую яичницу.

- Нет, старик, ты давай, а пока фигуры расставлю! Лады?

- Лады!

Костя ушёл в комнату и загремел там шахматной доской, а Индус наскоро уплёл яичницу, и уже допивал чай, как вдруг Костя возник в дверях с капитановым журналом в руках.

«Все, капец! - мелькнула у Индуса страшная мысль. - Он же знает английский!»

- А потом я такой думаю: о чем он может догадаться, он же не знает, что золото под кроватью. Короче, блин, заморочил меня этот золотой бампер! – смеялся Индус.

- Откуда у тебя? - удивлённо спросил Костя, потрясая журналом: - Это же библиографическая редкость в совке! Вот смотри, тут есть про очень интересную машину, «Кадиллак-люкс»! У неё самый мощный по тем временам движок стоял, у Пресли была такая. Она на скорости свыше ста восьмидесяти миль в час буквально взлетала над шоссе, и на неё специальный утяжелитель ставили!

- Тут, короче, я начал просекать – чёт не то, - в этом месте Индус обычно начинал хмуриться. 

- Что-что ты там про утяжелитель говоришь? - деревянным голосом спросил Индус у соседа.

- На «люксы» эти утяжелители ставили! В виде бампера, из бронзы со специальными добавками, чтобы не окислялась! Эти бамперы сияли, как золотые, машину так и называли в Америке - «Goldenbuffer», ну, золотой бампер по-нашему! Эй, старик, ты чего?! Что с тобой?

- А я, такой, вилку согнул от злости – ну, охренел же, а потом ржать начал, - Индус невесело ухмылялся. – Прикиньте, мужики, как попали Мага и капитан, когда приволокли свои куски «золотого» бампера барыгам?

На этом московская карьера Индуса завершилась – со стоянки и его, и капитана выгнали, поскольку они самовольно покинули пост, Мага поставил обоих «на счётчик», видимо, чтобы как-то компенсировать свой позор, за квартиру платить было нечем, и Индус попросту сбежал в родной Средневолжск.

Сергей Волков