Войска ПВО на защите Москвы. Конец войны

Войска ПВО на защите Москвы. Конец войны

Отрывок из книги Дмитрия Хазанова «Войска ПВО на защите Москвы. 1941-1945 гг.»

Успешное развитие нашего наступления в Белоруссии вынудило противника поспешно оставить передовые аэродромы в республике и перебазировать разведывательную авиацию в Польшу и Восточную Пруссию. С июля 1944 г. разведывательная деятельность люфтваффе на московском направлении значительно сократилась. Последнее появление вражеских самолетов в границах Особой московской армии ПВО отмечалось в октябре. За 1944 г. посты ВНОС зафиксировали всего 30 пролетов германских самолетов днем и 35 ночью. Основное внимание экипажей противника было направлено на наши железнодорожные перевозки. Они вели разведку, широко используя различные метеорологические факторы и большие высоты. Отмечалось семь случаев бомбардировки тыловых объектов, прикрытых войсками Особой московской армии ПВО. Для противодействия врагу наши летчики за год совершили 695 вылетов днем и 73 ночью. При патрулировании и вылетах на перехват они встретили 15 неприятельских машин, с которыми провели 8 воздушных боев. Как правило, неудачи перехвата определялись опозданием с оповещением летчиков-истребителей, их недостаточной огневой и тактической подготовкой, отказами материальной части в самые критические моменты.

у борта яка

Последний самолет врага, ставший трофеем частей ПВО Москвы, – Ar 232, выпускавшийся малой серией. Посты ВНОС в ночь на 5 сентября 1944 г. обнаружили неприятельскую машину у линии фронта, ее осветили прожектористы, а зенитчики открыли огонь. Несколько раз меняя направление полета, самолет с диверсионной группой на борту вышел в район севернее Вязьмы и направлялся к столице. Германское командование неслучайно выбрало для рейда данный тип самолета: он был оборудован шасси, позволявшим взлетать и садиться на неподготовленную площадку, вязкий или заболоченный грунт. Однако отказ мотора заставил немецкий самолет совершить вынужденную посадку, и вскоре диверсанты были обезврежены органами НКВД у деревни Карманово (в 77 км северо-восточнее Вязьмы). Позже выяснилось, что имперское управление безопасности Германии готовило покушение на И.В. Сталина, но коварный план врага провалился.

генералы

Советско-германский фронт неудержимо двигался на запад. Следовательно, у самолетов противника было все меньше шансов нарушить воздушное пространство Москвы. От наших союзников по антигитлеровской коалиции стало известно, что в ночь на 13 июня 1944 г. Лондон впервые подвергся обстрелу неуправляемыми беспилотными самолетами-снарядами ФАУ-1. Это был один из амбициозных проектов (наряду с созданием баллистических ракет и атомной бомбы) «оружия возмездия», который был призван изменить ход Второй мировой в пользу Германии. Вскоре после начала масштабного применения V-1 об этом стало известно в Кремле. Велика была вероятность того, что враг вскоре использует свое новое оружие и против Советского Союза. Не исключая такую возможность, Ставка Верховного Главнокомандования потребовала от руководства артиллерией Красной Армии принять необходимые меры по защите Ленинграда, Москвы и других крупных городов страны от предполагаемых ракетных ударов противника. Вскоре в Центральном штабе Войск ПВО приступили к разработке плана обороны Москвы. В отличие от организации защиты Ленинграда, где запуск крылатых ракет предполагался с наземных пусковых установок на заранее выбранных позициях, план обороны столицы предусматривал применение противником V-1 исключительно с самолетов-носителей.

рассказывает

По оценке высших штабов ПВО, на которые была возложена задача по защите Москвы от ракетного удара, рубеж пуска самолетов-снарядов должен был проходить по линии городов Ржев – Вязьма. Это обстоятельство давало возможность разработать общий план борьбы с V-1 и ее транспортными средствами. Для непосредственной обороны столицы от ракетного нападения в составе Особой Московской армии ПВО были созданы две группы зенитной артиллерии (северная и южная), включавшие в себя соединения и части СЗА и МЗА. Подразделения аэростатов заграждения на рубеже формировали зону прикрытия (протяженность полосы 27 км с глубиной в 1 км) − так называемые комбинированные «фартучные» заграждения с минновзрывными зарядами. При этом высота подъема аэростатов составляла 2000–3000 м, а интервалы – 500 м. Угрозу ракетного обстрела столицы у нас воспринимали со всей серьезностью.

В директиве Военного совета Особой Московской армии ПВО от 2 ноября 1944 г. определялись оптимальные способы борьбы с новым оружием неприятеля (по опыту британцев), наиболее вероятные траектории полетов самолетов-снарядов к Москве. На основе этого документа создавались так называемые передовые зоны заградительного огня зенитных орудий и пулеметов, уточнялись районы световых прожекторных полей и определялись места подъема аэростатов заграждения. Интенсивно готовилась к уничтожению летящих самолетов-снарядов истребительная авиация ПВО.

яки

В декабре 1944 г. в Подмосковье прошли учения, направленные на отработку действий всех сил по перехвату и уничтожению самолетов-снарядов. Поскольку значительную роль в борьбе с V-1 должны были сыграть аэростаты заграждения, их боевые порядки располагались на наиболее вероятных маршрутах пролета самолетов-снарядов. Днем и ночью в дивизионах, полках аэростатов заграждения и в штабах армии ПВО велись проверки взаимодействия войск и тренировки по отработке возможного налета крылатых ракет. Они показали, что вероятность прорыва самолетов-снарядов к Москве была минимальна.

салют

Новые успехи Красной Армии, громившей врага в Европе, не позволили германскому командованию применить самолеты-снаряды, баллистические ракеты и другие образцы «оружия возмездия» для атаки советской столицы. В последний год войны тишину московского неба нарушали лишь залпы салютов в честь очередной нашей победы. Наиболее грандиозный из них – из 1000 орудий 30 залпами – прозвучал в Москве 9 мая 1945 г., он навсегда остался в памяти москвичей. Выстрелы сопровождал фейерверк, лучи 160 прожекторов как бы окаймили центр города, а в центре был хорошо виден портрет Верховного Главнокомандующего И.В. Сталина на аэростате. Вечером 24 июня 1945 г., после Парада Победы, многим запомнилась музыка, которая лилась сверху, из репродукторов, поднятых опять же на аэростатах заграждения…

Больше интересного – в книге Дмитрия Хазанова «Войска ПВО на защите Москвы. 1941-1945 гг.»