Усмирение Китая. Песни злых китайцев

Усмирение Китая. Песни злых китайцев

К козням иностранцев против Китая мы еще вернемся. А сегодня обратимся к китайской пропаганде, точнее, к пропаганде ихэтуаней. Если присмотреться внимательнее к ее текстам,  то многие могут найти сходство с ИГИЛ (каковое запрещено на территории Российской Федерации). Судите сами – абсолютно безграмотная масса, направляемая агрессивными проповедниками, кое-кто из которых когда-то был знаком с одним человеком, который читал Коран. С китайскими повстанцами было то же самое – нехитрые лозунги оформлялись в виде частушек, которые толпы, вооруженные копьями, мечами и бамбуковыми палками, распевали как мантры, постепенно приходя в экстатическое состояние.  Некоторые песенки были реакцией на какие-то конкретные события, некоторые касаются определенных персон. Похоже на то, что ихэтуани использовали свои песни не только в качестве средства пропаганды, но и для обмена новостями с другими отрядами. Кстати, в XX  веке, а особенно в годы Великой Пролетарской Культурной Революции, когда с грамотностью в Китае стало получше, широкое распространение получили дадзыбао – лозунги на злобу дня, которые писали и развешивали повсеместно. Впрочем, от песенок и хунвэйбины не отказывались. Если же поискать совсем близкие аналогии, то ихэтуаньские частушки более всего походят на передачи печально знаменитого руандийского Свободного Радио Тысячи Холмов (RTLMC). Сравните сами:

«Я верю, что скоро взойдет заря! Для тех из вас, кто молод и не знает этого слова, заря — это первый свет солнца в начале нового дня. Займется тот день, когда не останется больше тараканов на земле Руанды. Слово «иньензи» [тараканы, презрительное название тутси] будет забыто навсегда».

А теперь давайте обратимся к творчеству ихэтуаней. Мы приводим только небольшую часть того, что они насочиняли и спели.

Иностранцы явились в Китай

Иностранцы явились в Китай

Лютые, как тигры и волки:

Увидят сокровища — грабят,

видят людей — стреляют.

 

Иностранцы свирепее тигров и волков

Открыли порты, впустили иностранцев.

А они свирепее тигров и волков:

Питаются человечиной и пьют людскую кровь:

Народ отощал, как скелет.

 

Иностранцы сведут нас в могилу

Иностранцы, иностранцы

Сведут нас в могилу;

Построили железные дороги

И вывозят наши сокровища.

 

Иностранцы насильно строят в Китае железные дороги

Иностранцы насильно строят в Китае железные дороги.

Согнали немало простых людей,

Не дают им ни хлеба, ни дров;

Не жди пощады, если работаешь медленно.

Простой народ воспылал гневом

В Китае — горы серебра,

В Китае — груды золота,

А иностранцы жаждут их захватить.

 

Простой народ воспылал гневом,

Не отдаст золото и серебро,

Сохранит драгоценные горы и реки.

 

Волосатые иностранцы распространяют христианство

Волосатые иностранцы —

Отъявленные негодяи.

Они прикидываются, будто приехали

обращать в христианство,

А втихую обманывают людей.

 

Иностранные миссионеры строят церкви

Иностранные миссионеры

Строят церкви

На китайской земле,

Кладут китайские балки.

Китайский кирпич,

Принуждают китайских мастеров.

У тех, кто не хочет строить,

Голова долой.

 

Нет дождей

Нет дождей.

Земля сохнет —

Христианские церкви заслонили небо.

Вот расправимся с заморскими чертями —

Хлынет проливной дождь.

 

Недоброе сердце

На небе — рай, а на земле — Сучжоу и Ханчжоу,

Виноград из Сюаньхуа сладок и ароматен,—

И верят какой-то святой матери!

Ходят в какую-то католическую церковь!

Иностранцы в Китае безобразничают.

У ястреба, притворившегося петухом,

недоброе сердце.

 

Почитают лишь иностранцев и не признают отцов

Обращенные китайцы, обращенные китайцы

Почитают лишь иностранцев и не признают отцов.

Выдают им наши секреты.

Выслуживаются перед иностранцами,

вертятся вокруг них.

 

Христиане насильничают и бесчинствуют

Когда иностранцы вторглись в Китай,

Обращенные китайцы воспрянули.

По-собачьи пресмыкаясь ,

Они насильничают и бесчинствуют.

 

Они совсем не китайцы

Надеясь на силу иностранцев.

Исповедуют иностранную религию,

Ни стыда, ни совести.

Они совсем не китайцы,

Они и родословную давно сменили.

 

Не попади в ловушку

За несколько юаней

Исповедуешь христианскую религию;

Попадешь в эту ловушку —

Рано или поздно поплатишься жизнью.

 

Глупый цинский двор

Глупый цинский двор

Ни на что не годен,

Лишь поддакивает иностранцам.

 

Увидят дьяволов — затрясутся

Цинский император — поистине ничтожество.

Императрица Цыси — никчемная.

Увидят дьяволов — затрясутся.

Увидят простолюдина — напустят грозный вид.

 

Цинский двор целыми днями развлекается

Передняя дверь раскрыта,

Задняя дверь распахнута.

В переднюю дверь впустили тигров,

В заднюю — волков.

А цинский двор, не замечая тигров и волков,

Целыми днями развлекается.

 

Предателей повышают в должности

Цинский двор ни к чему не пригоден.

На иностранцев взирает, как на старших.

Стоит лишь дать взятку,

Как предателей повышают в должности.

 

Западная императрица  — тупица

Западная императрица — тупица.

Ее солдаты — разбойники.

Верхом на конях

Гонят награбленных коров.

Сражаться не умеют,

А лишь языком болтают.

 

Долголетие причинит страдания народу

Император мечтает прожить десять тысяч лет

За счет народа.

Его долголетие

Причинит страдания народу.

Говорят, люди на земле счастливы,

А на деле народ терпит лишения.

 

Не отдадим ни зерна, ни сокровищ

Император требует от нас зерна,

Дьяволы отбирают у нас сокровища.

Возьмем же наши мечи

И не отдадим ни зерна, ни сокровищ.

 

Убьем негодяя Юань Ши-кая

Убьем негодяя Юань Ши-кая

И тогда славно закусим.

 

Ли Хун-чжан заключает договоры

Ли Хун-чжан ни на что не годится,

Заключает договоры с иностранцами.

Если иностранцы говорят «Запад»,

Он не смеет писать «Восток».

 

Не Ши-чэн — собака

Не Ши-чэн — собака.

На простых людей косится злобно,

А иностранцев почитает, как предков.

 

Не бьют иностранцев, расправляются с простым народом

Солдаты Не Ши-чэна

Похваляются своей силой,

Они не бьют иностранцев, расправляются с простым народом.

Они вымогают продукты,

Требуют денег.

Разве это солдаты? Нет, просто разбойники.

 

Дьявола не найдем

Как ни мала деревушка.

Дьявола не найдем.

Он не уничтожает иностранцев, а губит простой народ,

Отправим его в могилу послушать пение сверчков.

 

Чиновники — наши смертельные враги

Воды Лунхэ устремляются на юго-восток.

Чиновники — наши смертельные враги.

С виду они вместе с нами.

А втайне — заодно с иностранцами.

Они впустили иностранцев

Да еще уверяют, что нам на пользу.

Возьмем-ка хороший нож,

Оседлаем хорошего коня

И перебьем их всех до единого.

 

Цинские солдаты — ничтожества

Цинские солдаты — ничтожества.

Иностранцев боятся,

А для простых людей — истые злодеи.

 

Все правительственные солдаты — опиекурильщики

Правительственные солдаты, правительственные солдаты

Ходят с желтой мордой!

Все они — опиекурильщики,

Ползают, как бобовые черви.

Как завидят трубку для опиума —

Сразу расхрабрятся.

Забавно, но эта, с позволения сказать, песня во многом перекликается с другой — гораздо более известной, родившейся примерно в это же время на другом конце земли и посвященной Викториано Уэрте. Как вы понимаете, речь идет о знаменитой La Cucaracha:

La cucaracha, la cucaracha
Ya no puede caminar
Porque no tiene, porque le falta
Marihuana que fumar.

 

Ихэтуани восстали в Шаньдуне

Ихэтуани

Восстали в Шаньдуне.

Не прошло и трех месяцев, как они объявились повсюду,

Все дети схватились за мечи

И готовы геройски защищать родину.

 

Не страшны ни небо, ни земля

Ихэтуани

Обладают необыкновенной сверхъестественной силой.

Им не страшны ни небо, ни земля.

Император, завидев их, склоняет голову,

А у иностранцев при них деревенеют головы.

 

Зарежем коров и баранов

Когда всходы пшеницы зазеленеют,

Поднимутся отряды ,

А когда пшеница пожелтеет,

Зарежем коров и баранов.

 

Ихэтуани, хундэнчжао

Хундэнчжао и

Ихэтуани —

Родные братья и сестры.

Действуя ловко и

Воедино,

Перебьют иностранцев и чиновников.

 

Кто первый — тот старший брат

Ихэтуани поднялись, как порыв ветра,

Отважные герои появились в Китае.

Всюду встают на борьбу.

Кто первый — тот старший брат.

 

Изгнать дьяволов не трудно

Военное искусство — дело легкое;

Овладеем приемами ихэцюаней —

Изгнать дьяволов не трудно.

 

Можно утопить чиновников и иностранцев в большой реке

Правительственных солдат много.

Иностранных солдат много.

Каждый ихэтуань по пригоршне воды —

Можно утопить чиновников и иностранцев в большой реке.

 

Священные отряды защищают родину

Священные отряды, священные отряды

Защищают родину.

Стоит иностранцам шевельнуться,

Их пронзят мечами.

 

Лишь бедняки могут защитить родину

Ихэтуани — отряды бедняков,

Бедняки — не такие уж простаки,

Бедняки воюют ради бедняков,

Лишь бедняки могут защитить родину.

 

Не допустим богатых в наши ряды

Создадим отряд, создадим отряд.

Не допустим богатых в наши ряды.

У них совесть нечиста,

Они думают лишь о своей земле и имуществе.

 

Всюду — отряды ихэтуаней

В каждой деревне — отряды ихэтуаней,

В каждом селе — алтари;

В горах обучаются военному искусству,

А равнина — арена военных действий;

Всюду — отряды ихэтуаней,

Каждый орудует мечом и копьем.

 

Случится беда — поможем друг другу

Если в деревне случится беда,

Расклеивайте красные листки везде и всюду;

На подмогу придут множество отрядов,

Помогут в беде и снова разойдутся.

 

Истребим иностранцев и чиновников — обретем надежду

Старшие братья

Отрубят головы иностранцам,

Вторые, сестры,

Перебьют извергов-чиновников.

Лишь истребив иностранцев и чиновников,

Простой народ обретет надежду [на лучшую жизнь].

 

Силы неизбывные, искусство недосягаемое

У хундэнчжао и ихэцюаней

Силы неизбывные, искусство недосягаемое.

Они разрушат железные дороги, вырвут телеграфные столбы.

Из [вражеских] ружей исчезнет порох, из пушек — снаряды

Трупы убитых иностранцев падают ряд за рядом.

Люди и духи воспрянут, петухи и собаки успокоятся.

В песнях прославим изобилие, возрадуемся урожайному году.

 

Рушат иностранные здания, разбирают железные дороги

Ихэтуани и хундэнчжао

Единодушно хотят уничтожить христианскую религию.

Они рушат иностранные здания,

Разбирают железные дороги,

Сметают телеграфные столбы.

 

Выступим против иностранцев

Разрушим железные дороги,

Вырвем телеграфные столбы,

И тогда полюбуемся, как трудно иностранцам!

 

Убитые дьяволы отправятся на тот свет

Изорвем электрические провода,

Вырвем телеграфные столбы,

Разломаем паровозы,

Разрушим пароходы.

Убитые дьяволы уйдут в землю,

Убитые дьяволы отправятся на тот свет.