Смерть Железного Феликса

Смерть Железного Феликса

Фрагмент из книги "Смерть замечательных людей. Сделано в СССР"

В 1899 году Дзержинский сбежал из ссылки в Варшаву, где снова занялся революционной деятельностью. Разумеется, там его снова арестовывают и сажают в тюрьму. Именно в 1901 году Дзержинский уже, кажется, точно заболел туберкулезом. К этому времени относятся его характерные письма из тюрьмы: «Здоровье мое так себе — легкие действительно начинают меня немного беспокоить. Настроение переменчиво: одиночество в тюремной камере наложило на меня свой отпечаток. Но силы духа у меня хватит еще на тысячу лет, а то и больше…» «Что касается моих легких, то не так уж с ними плохо, как вы думаете. Я даже не кашляю, а что я чувствую тяжесть в груди, то ведь трудно, сидя в тюрьме почти два года, быть совершенно здоровым».

Так и пройдет оставшаяся четверть века жизни Дзержинского: соревнование воли и здоровья. Картина одна и та же: некоторые проблемы со здоровьем, постоянное сопротивление лечению и убежденность в том, что он умирает, иногда с характерной досадой на окружающих.

дзержинский1

Феликс Эдмундович Дзержинский

Впрочем, главной для Дзержинского была его борьба и работа. Как бы ни оценивать наследие Феликса Эдмундовича для нашей страны (а оно однозначно противоречиво — и все перегибы ВЧК здесь, и борьба с беспризорничеством, которая дала очень много полезного), можно утверждать, что Дзержинский искренне считал, что хотя и делает порой страшные вещи, но исключительно во благо. Все его поступки шли от чистого горячего сердца. С холодной головой.

Другое дело, что далеко не все соратники Дзержинского отдавали всего себя работе — и это заставляло его брать на себя все больше и больше, особенно тогда, когда большевики пришли к власти. Доходило до того, что отдых Железного Феликса организовывался по личному приказу Ленина. А здоровье его все ухудшалось и ухудшалось. При этом сам Дзержинский понимал и то, что без работы он тоже не может существовать: «Не возражайте против этого, ибо я должен либо весь быть в огне и подходящей для меня работе, либо меня свезут… на кладбище». Бывают такие люди, автору этой главы хорошо знакомо подобное ощущение, к слову, мало имеющее отношение к трудоголизму, каковой, как известно, пользы никому не приносит. Даже в самые трудные для страны 1917–1922 годы Дзержинского буквально силой загоняют отдыхать, но и на отдыхе Дзержинский работает.

Вот, посмотрите, что говорит его секретарь Вениамин Герсон: «Я стараюсь Феликса Эдмундовича хорошо кормить и уговорил его лечиться, он ежедневно теперь утром ходит к врачу и принимает лечение электризацией, а потом едет в водолечебницу. Врачи установили, что сердце и легкие у него здоровые и лишь у него сильное переутомление от нервов, и поэтому водолечение будет очень хорошо».

Как мы видим, диагнозы все время разнятся. То сердце больное, то здоровое, то легкие больные (на рентгене находили затемнение от туберкулеза), то все в порядке… Меньше чем за год до смерти Дзержинского осматривали врачи: «наши» Николай Краузе и Павел Обросов, а также выдающийся немец Отфрид Фёрстер. Консилиум заключил: 

«Диагноз: отсутствие атеросклероза и гипертонии. В анамнезе припадок вроде стенокардического. Головные боли неопределенного характера.

Прогноз: Если пациент сам себя не будет беречь и его не будут беречь, то тяжелые ангинозные припадки вновь возобновятся. Рекомендуется: умерить страстность при работе. Регулярный отдых. Много спать, не менее 8 часов отдыхать. После обеда отдыхать 1 час не засыпая. Два раза в год отпуск не менее 4 недель каждый с пребыванием на Кавказе, который оказал уже благоприятное действие. Должен работать и не считать себя чересчур больным. Два дня в неделю свободных от работы. Время от времени курить не более 6 папирос в день (на Кавказе), при работе не более 20 папирос.

Профессор Краузе

Профессор Фёрстер

Профессор Обросов».


Конечно же, Дзержинский не выполнил рекомендации своих врачей. Менее чем через год это привело к развязке, которая показала, что даже выдающиеся врачи того времени могли ошибаться, и еще как!

   

Аnamnesis morbi

…20 июля 1926 года Феликс Эдмундович (на тот момент — председатель ОГПУ (преемник ВЧК) и председатель Высшего совета народного хозяйства, то есть министр экономики) выступал на пленуме ЦК, посвященном состоянию экономики СССР. Дзержинский выглядел очень больным, но несмотря на это сделал большой доклад. Два часа он громил Георгия Пятакова и его команду:

«…если вы посмотрите на весь наш аппарат, если вы посмотрите на всю нашу систему управления, если вы посмотрите на наш неслыханный бюрократизм, на нашу неслыханную возню со всевозможными согласованиями, то от всего этого я прихожу прямо в ужас. Я не раз приходил к Председателю СТО (Совета труда и обороны) и Совнаркома и говорил: дайте мне отставку… нельзя так работать!»

Как всегда, пламенная речь вызвала овации, измученный Дзержинский сошел с трибуны, прошел в соседнюю комнату и рухнул на диван. Почти без пульса. Секретарь сообщил жене, что у Феликса Эдмундовича приступ грудной жабы. Сейчас это называется стенокардией — клиническим синдромом, который характеризуется ощущением дискомфорта или боли за грудиной. Сейчас мы знаем, что стенокардия — это один из вариантов ишемической болезни сердца, когда сердечной ткани нужно больше кислорода, чем его поступает с кровью. Тем не менее Дзержинский смог встать и поехать домой.

Вот что пишут очевидцы:

Когда первый приступ слабости прошел, он встал и, пошатнувшись,пошел по коридору. На просьбу отдать свой портфель ответил:

— Я сам могу.

Придя на квартиру, он подошел к постели и, опять отклонив помощь,чуть слышно прошептал:

— Я сам…

И тут же замертво упал….

дзержинский2

Похороны Дзержинского

Что случилось с Дзержинским, становится ясно из следующего документа:

«Протокол вскрытия тела Ф.Э. Дзержинского, 21 июля 1926 г.

21 июля 1926 г. в 0.30 до 1.30 протокол вскрытия тела Ф. Дзержинского, скончавшегося 20 июля в 16.40. Анатомический диагноз: резкий общий артериосклероз с преимущественным поражением венечной артерии сердца. Атеросклероз аорты. Гипертрофия левого желудочка сердца. Острое застойное полнокровие внутренних органов.

Заключение: Основой болезни т. Дзержинского является общий атеросклероз, особенно резко выраженный в венечной артерии сердца. Смерть последовала от паралича сердца, развившегося вследствие спазматического закрытия просвета резко измененных и суженных венечных артерий.

Вскрытие производил:

проф. А.И. Абрикосов

Присутствовали:

проф. В. Щуровский

проф. Д. Российский

проф. М. Дитрих

В. Розанов

А. Канель

А. Зеленский

П. Обросов».

То есть классическая ситуация: атеросклеротические бляшки перекрыли доступ крови в миокард — и инфаркт добил Железного Феликса. Все потому, что любому человеку — будь он даже Железным — нужен отдых и поменьше ипохондрии.

Читать больше историй знаменитостых личностей, живших и умерших в СССР