Персидский фронт Великой войны. Фрагмент из «Красного Солнца»

Персидский фронт Великой войны. Фрагмент из «Красного Солнца»

Фрагмент из книги «Красное солнце»

Персию мало касались события на ключевых театрах Первой мировой. Тем не менее участники Великой войны строили большие планы по использованию ее территории. Турция и Германия намеревались проникнуть через Персию на русский южный Кавказ и в Среднюю Азию с целью их дестабилизации, а также переправить отдельные отряды и инструкторов для организации антианглийских восстаний в Афганистане и британской Индии.

Тегеран с началом войны официально заявил о строгом нейтралитете. Петроград и Лондон к такому заявлению отнеслись с должным уважением. Тем не менее немецкая и турецкая разведки пытались организовать антирусские и антибританские выступления в Персии. Центрами панисламистской и антирусской агитации стали Тегеран, Исфаган и Теббес.

Серьезную угрозу русским и британским интересам в Персии представлял опытный германский разведчик востоковед граф Ганс фон Каниц. Он возбуждал среди вождей воинственных кочевых племен бахтиар, курдов и кашкайцев, влиятельных шиитских мулл и аристократии антибританские и антирусские настроения, насаждал среди них уверенность в разгроме Антанты, распаде английской колониальной империи и скорой победе Четверного Союза. Часть шахского двора полагала необходимым присоединиться к Германии, чтобы оказаться на стороне будущих победителей, чтобы укрепить самостоятельность страны и приобрести новые территории. Германским дипломатам и их агентуре удалось убедить персидскую элиту, что Россия с трудом удерживает позиции на фронтах против Германии, Австро-Венгрии и Турции и не сможет направить в Персию значительные силы, способные подавить серьезные волнения. Немцы пытались создать на персидской территории новый очаг боевых действий, чтобы ослабить и без того не слишком многочисленные русские войска на турецком фронте. Впрочем, персы, помня о результатах столкновений с русскими казачьими сотнями и кавказскими стрелками, не особенно жаждали новой войны, надеясь на освобождение извне.

411px-AhmadShahQajar2

Султан Ахмад-шах

Чтобы изменить ситуацию, Берлин выделял значительные суммы на подкуп контролировавших существенные вооруженные силы племенных вождей и аристократов из ближайшего окружения юного монарха Султан Ахмад-шаха. Одновременно из турецкой Месопотамии через Курдистан караваны с оружием вместе с немецкими инструкторами прибывали в Исфаган и Теббес, где винтовки и патроны передавались племенам и отрядам наемников. Кроме того, там же с ведома властей сосредотачивались отряды из числа бежавших из лагерей с территории русского Туркестана немецких и австрийских военнопленных. На представления русского посольства о недопустимости создания враждебных формирований на персидской территории Тегеран отвечал с восточным лукавством: дескать, ничего об этом не знаем или не можем повлиять на местных вождей.

Keisari_vihelm_II

Император Вильгельм II

Немецкие агенты под видом дервишей агитировали местных жителей за восстание против русских и англичан в поддержку «защитника мусульман», германского императора Вильгельма II. Весной и летом 1915 года обстановка в Персии постепенно накалялась. Караваны с вооружением и боеприпасами начали доставлять в окрестности Тегерана и провинции, прилегавшие к русско-персидской границе. Впрочем, прибытие вьючных транспортов с оружием в Персию не было тайной для русского командования, получавшего информацию от собственной разведки и англичан, заинтересованных в сохранении стабильности на нынешней ирано-пакистанской границе и создании прочного барьера для проникновения немецких агентов в британскую Индию.

Великобритания настаивала, чтобы Россия контролировала персидско-афганскую границу в остане Хорасан, где проживало немало афганцев. Чтобы выполнить просьбу союзников, в Петрограде решили сформировать Хорасанский отряд, чье создание и присутствие на персидской территории не предусматривалось соглашениями между Россией и Персией.

yp0Iz2BDlLc

Сергей Дмитриевич Сазонов, Министр иностранных дел Российской империи

Ввиду угрозы выступления Персии на стороне Германии и Турции Лондон заявил, что в сложившемся положении имеет совместно с Петроградом свободу действий в стране, после чего русский министр иностранных дел Сергей Сазонов официально предупредил персидского посла в Петрограде, что после окончания войны Англия и Россия могут разделить Персию. Это произвело на Тегеран серьезное впечатление.

Для России ситуация внутри Персии осложнялась еще и тем, что немецкие дипломаты и резиденты сумели подготовить военную альтернативу персидской казачьей бригаде, обученной русскими инструкторами и придерживавшейся пророссийских настроений, — жандармерию, обученную шведскими и отчасти турецкими офицерами. Численность персидских казаков (шахской гвардии) и жандармов в 1915 году была почти равнозначной: 8000 против 7300.

98152_900

Персидская казачья бригада. Почтовая открытка

Персидские казаки в 1914–1918 гг. охраняли дороги, боролись с разбоями в тылу русского Экспедиционного корпуса генерал-лейтенанта Николая Баратова. В частности, в ноябре 1915 года две сотни шахских казаков (при двух орудиях и двух пулеметах) под командованием войскового старшины Петра Мамонова приняли участие в бою при Сенне в Иранском Курдистане. В августе 1916 года подразделения персидских казаков подавляли мятеж кочевых племен под Исфаганом.

К началу июля 1915 года на иранской территории находилось четыре немногочисленных русских отряда: в Казвине, Ардебиле, в провинции Хорасан и в западной части персидского Азербайджана. Они насчитывали 11,5 пехотных и стрелковых батальонов, 34 сотни казаков, около 30 орудий. Самым крупным из них был Азербайджанский, прикрывавший левый фланг Кавказской армии от возможного удара турецких войск через Персию. Кроме того, на границе с Персией находились три батальона пограничной стражи, 11 казачьих сотен и две дружины ополчения.

Азербайджанский отряд (9 батальонов и 24 казачьи сотни при 24 орудиях) под командованием генерала Федора Чернозубова в январе 1915 года вступил в бой с передовыми отрядами турецкой армии. После их разгрома в районе Тавриза турецкое командование совместно с германскими военными советниками разработало план вторжения экспедиционного корпуса из 3-й и 5-й сводных дивизии и курдской конницы на персидскую территорию через район озера Урмия. После предполагавшегося разгрома русских войск турки намеревались прорваться через пограничную реку Аракс к Елисаветполю (ныне Гянджа) и создать угрозу Баку. Эти планы явно превышали возможности корпуса. Тем не менее прорыв турок в Персию мог создать угрозу тылам Кавказской армии.

В конце апреля корпус Халил-бея с курдской конницей перешел турецко-персидскую границу и попытался углубиться на сопредельную территорию, но этому помешало восстание христианского населения вокруг озера Ван, кроме того, русский отряд был усилен Забайкальской казачьей бригадой (более 2600 человек при 18 орудиях). В начале мая русские перешли в наступление в направлении города Ван южнее озера Урмия.

К середине мая в район Урмии была переброшена вся 3-я кавказская конная дивизия под командованием генерала Клааса Роберта Густава Шарпантье. К 18 мая войсковая разведка установила, что русским кроме экспедиционного корпуса противостоят 36-я турецкая дивизия и отряды курдской конницы.

xTOUD_SCn-E

Генерал от инфантерии Николай Николаевич Юденич

Появление значительных сил русской кавалерии (36 эскадронов и казачьих сотен) при 22 орудиях западнее озера Урмия и их действия в Западном Азербайджане вынудили приграничные курдские племена Персии сложить оружие. Замирение курдов позволило командующему отдельной Кавказской армии генералу от инфантерии Николаю Юденичу перебросить большую часть Азербайджанского отряда с персидской территории на линию фронта севернее озера Ван. Турецкое командование, надеявшееся на вылазки курдских формирований в русском тылу, неожиданно столкнулось с действиями значительных сил русской конницы в Турецкой Армении.

Забайкальская бригада вернулась в Персию в конце июля 1915 года, когда ее отвели на отдых после боев у озера Ван. Местом отдыха назначили город Дильменд на западном берегу озера Ван. Казаки расположились неподалеку от города, чтобы подкормить измотанных непрерывными боями в горах коней. Во время отдыха командованию бригады и полков пришлось бороться не только с обычным для казаков пьянством, но и со специфическими нарушениями дисциплины, в частности спиливанием телеграфным столбов для добычи дров. В начале августа отдых у Дильменда для бригады, которой придали две добровольческие армянские дружины, завершился из-за угрозы нового вторжения турок в иранский Азербайджан и активизации курдов. Русские также пытались продвинуться на запад, создавая угрозу правому флангу противника. Пока казачья кавалерия и стрелки сражались в окрестностях озера Урмия, Петербург планировал высадку в Энзели экспедиционного корпуса.

Обстановка в Персии продолжала накаляться с лета 1915 года, когда жившие в Персии русские подданные и местные христиане, обеспокоенные сведениями о погромах и убийствах, совершенных фанатиками-исламистами, двинулись в Казвин, находившийся под защитой небольшого русского гарнизона и персидской казачьей бригады.

Об этих и других событиях читайте в новой книге Павла Аптекаря «Красное солнце»