Москва на пороховой бочке, или столичные сюрпризы

Москва на пороховой бочке, или столичные сюрпризы

В эти дни исполняется очередная годовщина с того момента, как Государственный Комитет Обороны принял решение о минировании ряда промышленных, правительственных и культурных объектов Москвы. Связано это было с тем, что в начале октября немцы начали операцию «Тайфун», целью которой был захват советской столицы. Операция развивалась настолько успешно, что уже к 7 октября у советского командования не было уверенности, что Москву удастся удержать. Подготовка к подрыву и подрыв объектов были совершенно неизбежной мерой. К уничтожению готовились промышленные предприятия – их следовало взрывать еще до того, как немцы займут Москву. В уже захваченном городе планировалось уничтожать общественные здания, которые противник мог использовать для военных учреждений. Например, здание Дома Правительства (Госплана СССР), в котором сейчас находится Государственная Дума, ресторанный зал гостиницы «Метрополь», сцены театров, бывшая немецкая кирха (кинотеатр «Арктика»). «Мероприятия» готовились и в Кремле. Минированию подлежали правительственная АТС на 1500 номеров, кремлевская АТС на 1000 номеров, водонасосная станция с артезианской скважиной, тепловая станция, электроподстанция и бомбоубежище.

Аппаратура минных станций. Иллюстрация из книги «Лубянка в дни битвы за Москву: Материалы органов госбезопасности СССР из Центрального архива ФСБ России»Аппаратура минных станций. Иллюстрация из книги «Лубянка в дни битвы за Москву: Материалы органов госбезопасности СССР из Центрального архива ФСБ России»

Уже в десятых числах октября были разработаны инструкции для подрывников, которые должны были приводить в действие «адские машины», установленные на 1119 объектах. Авторы инструкций особо отмечали, что все объекты, которые, теоретически могут использоваться частями Красной Армии для обороны, нужно подрывать либо до их подхода, либо уже после отступления. Для этого предполагалось увязывать действия подрывников с армейским командованием. Для того, чтобы избежать лишних жертв и паники, ночной подрыв объектов, расположенных в густонаселенных районах, категорически запрещался. Кроме того, до подрыва складов предполагалось раздавать населению имущество, которое не удалось к моменту уничтожения зданий эвакуировать.

Чемодан с пультом дистанционного управления. Иллюстрация из книги «Лубянка в дни битвы за Москву: Материалы органов госбезопасности СССР из Центрального архива ФСБ России»

Чемодан с пультом дистанционного управления. Иллюстрация из книги «Лубянка в дни битвы за Москву: Материалы органов госбезопасности СССР из Центрального архива ФСБ России»

Взрывать объекты предполагалось руками исполнителей на местах, а вот после прихода немцев нужные дома должны были были быть уничтожены единовременно с помощью минных станций, расположенных в разных местах Москвы (подробнее об этом в книге Анатолия Воронина «Москва 1941»). Кстати, взрывчатку в центральные объекты Москвы закладывали бойцы ОСМБОН – отдельной мотострелковой бригады особого назначения – предтечи дивизии им. Дзержинского. Что же касается подрывов мин, установленных (в глубочайшей тайне) в ожидании прихода немцев, то их должны были производить члены подпольных московских организаций. В том числе и с пультов дистанционного управления.

Минная станция. Иллюстрация из книги «Лубянка в дни битвы за Москву: Материалы органов госбезопасности СССР из Центрального архива ФСБ России»

К счастью, все эти мероприятия не пришлось претворять в жизнь. Уже в двадцатых числах декабря, когда стало понятно, что немцев от Москвы отогнали и угроза столице миновала, был дан приказ на разминирование. Интересно, что часть взрывчатки забыли вынуть из подвалов (скорее всего потому, что не все, кто снимал боеприпасы, знали о самых секретных закладках). В результате в начале 80-х годов ящики тротила – сотни килограмм – были обнаружены в подвалах Госплана (пришлось две недели их вытаскивать, при этом в здании шла обычная работа). А в 2005 году – в подвале гостиницы «Москва». Возможно, где-то и теперь лежат хорошо спрятанные и забытые «сюрпризы» для оккупантов.