Ку! Понятие подвига у индейцев Дикого Запада

Ку! Понятие подвига у индейцев Дикого Запада

Многие из тех, кто интересуется Диким Западом и индейцами, основные знания черпали, конечно же, из художественной литературы и кинофильмов. Как вы понимаете, писатели и кинематографисты зачастую имели весьма отдаленное представление об истинных нравах краснокожих. В результате многие нюансы истории противостояния индейцев и американцев остались не до конца понятыми. Чтобы понять их, нужно более внимательно присмотреться к нравам и идеологии индейских племен, что и сделал для вас Юрий Стукалин, автор книги «Индейские войны». Нужно заметить, что описываемые в ней истории показывают идеальную картину противостояния представителей максимально удаленных друг от друга общественных формаций. Удаленных в плане организации, экономики, морали и идеологии. Тем интереснее для нас...

Понятие подвига и моральная сторона военных деяний у индейцев Дикого Запада значительно отличались от взглядов европейцев. Убийство мужчины или женщины из враждебного народа оценивались практически равнозначно. Многочисленные утверждения о том, что определенные действия ценились особенно высоко, потому что исполнение их было сопряжено с особой опасностью, хотя и верны в целом, не выдерживают критики. Как это ни покажется странным, но факты свидетельствуют как раз о том, что для индейцев гораздо более важен был именно факт совершения определенного деяния, а не обстоятельства, при которых оно совершено. Кроу Бычий Язык, посланный однажды разведчиком к лагерю сиу, наткнулся на отошедшую в лесок помочиться женщину и убил ее. Этого было достаточно для возвращения всего отряда, победных плясок в течение нескольких дней и причисления деяния к разряду подвигов.

Приветствовалась любая хитрость, дающая возможность нанести урон противнику, не подставляя себя. Хорошим примером может послужить убийство черноногими членов мирной делегации кри весной 1869 года. Знаменитый вождь кри Маскипитун (Сломанная Рука) решил положить конец кровопролитной войне между племенами. Он отобрал десять человек, в числе которых были его сын и внук, и отправился с ними в страну заклятых врагов. Обнаружив лагерь черноногих, храбрые кри сели полукругом на вершине ближайшего холма и, когда к ним подскакали воины черноногих, предложили им трубку мира. Кри знали, что черноногие легко могут перебить их, но полагались на их благоразумие. Они не могли предположить, насколько коварен окажется враг! Здесь стоит упомянуть, что величайшим подвигом у черноногих считалось отобрать у противника оружие, особенно ружье. Вождь черноногих Много Лебедей хвастливо заявил соплеменникам, что собирается отобрать у врагов все ружья, вскочил на коня, и подъехал к сидящим с трубкой мира кри.

Много Лебедей вытянул перед собой руки, что означало его мирные намерения, сказал, что не вооружен, и если кри хотят заключить мир, им следует отдать свое оружие. Маскипитун согласился. Много Лебедей собрал у кри все ружья, повернул коня и поехал прочь.

Подъехав к своим воинам, он закричал: «Вперед! Убейте их!»

Победители скальпировали трупы, сорвали с них одежды и, распевая военные песни, вернулись в лагерь. Миссионер Джон Макдугалл писал, что индейцы «изрубили старика (Маскипитуна. Авт.) на куски и, привязав его останки к хвостам лошадей, поскакали в лагерь».

Черноногие были восхищены подвигом вождя. Как сказал один из них: «Много Лебедей совершил свой величайший подвиг. Он был единственным в племени, кто когда-либо захватил сразу столько ружей – более десяти за раз. Это был хороший бой, потому что в нем не пострадал никто из наших соплеменников». Индеец не только высказал всеобщее восхищение поступком вождя, но и назвал «боем» резню, в которой воины огромного лагеря вырезали горстку безоружных людей, а Много Лебедей, совершивший «величайший подвиг», не подвергался никакому риску.

Безрассудная храбрость черноногих никогда не ставилась под сомнение их врагами, но в убийстве безоружного или беспомощного врага, по индейским понятиям, не было ничего предосудительного. Напротив, сам факт, что враги – несомненно, не без помощи магической силы его духов-покровителей и амулетов – попали в его руки безоружными, только повышал статус предводителя.

Приведенные данные не ставят целью принизить воинские качества и боевой дух равнинных индейцев. Они лишь свидетельствуют о двойственности, существовавшей в их системе подвигов.

Положение воина в племени во многом зависело от количества совершенных им воинских деяний, и чем больше на его счету было подвигов, тем выше был его статус. Практически каждая церемония или племенное собрание сопровождались перечислениями воинских заслуг, из-за чего белые люди объявляли индейцев прирожденными хвастунами. Возможность хвалиться подвигами была признаком успеха, а скромность в этом вопросе считалась глупостью и свидетельством недостаточной уверенности в себе. Интересное описание подобного ритуала оставил Эдвин Джеймс, который в 1819 году стал свидетелем выступления великого воина племени ото Маленького Солдата. Во время плясок индейцы подскакивали к врытому в землю столбу и ударяли его, давая клятву говорить только правду. Когда дошла очередь до Маленького Солдата, он в красках начал рассказывать о своих подвигах, рисуя кровавые сцены схваток с осейджами, пауни, понками, омахами, сиу, сауками, фоксами, айовами и другими, – он ударил восемь человек из одного племени, семь из другого… Спустя некоторое время вождь ото подбежал к нему, закрыл рукой рот и вежливо усадил на место. Это была величайшая похвала. Тем самым вождь показал, что у Маленького Солдата на счету еще столько боевых побед, что перечисление их займет слишком много времени и лишит других возможности высказаться, а некоторым воинам будет стыдно рассказывать о своих деяниях на фоне его заслуг.

Одним из наиболее интересных и необычайных явлений в системе подвигов индейцев Равнин был «ку». Термин произошел от французского слова coup – удар, что было точным переводом индейского обозначения данного действия, применяемого воинами всех племен. О человеке, дотронувшемся до врага или схватившем его, говорили, что он «посчитал ку». При этом было неважно, убил он его или нет, ударил его рукой, хлыстом или каким-либо другим предметом – важен был сам факт прикосновения. Этот подвиг практически у всех племен оценивался наиболее высоко. Сиу, пауни, шайены, кроу и воины других племен нередко мчались к врагу наперегонки и ударяли его, даже не делая попыток убить или ранить. Обычно для подсчета «ку» индейцы использовали специальные шесты.

Удар, наносимый при подсчете «ку», мог быть достаточно сильным. Много Подвигов вспоминал, как его соплеменник, на всем скаку проносясь мимо врага, ударил его хлыстом по лицу: «Я услышал хлесткий звук – великолепный «ку»!» Зачастую таким ударом выбивали из рук противника оружие, а удар луком или шестом по голове сбивал врага на землю.

У всех племен на одном враге могли сделать «ку» сразу несколько воинов, но количество допустимых прикосновений было разным – от двух до четырех. Самым престижным был первый «ку». У сиу, ассинибойнов, черноногих, арапахо, кайовов, кроу, хидатсов, манданов, арикаров и банноков обычай позволял посчитать четыре «ку» на одном враге, у шайенов и пауни – три, а у команчей, омахов, ото и, вероятно, миссури – всего два.

Кеннет Бордо, в чьих жилах текла кровь сиу, рассказывал: «Если вы смогли приблизиться к вражескому воину и дотронуться до него, после чего вам удалось ускакать и остаться в живых, это говорило о вашей храбрости. Вы действительно совершили нечто стоящее. Но если этот человек был слишком крут для вас и, дотронувшись до него, вам пришлось его прикончить, на вас смотрели как на труса».

Сделать «ку» на враге и остаться в живых было очень сложно, многие погибали, пытаясь показать свою храбрость и удаль. Часто воин в одиночку под шквальным огнем мчался к сотне поджидавших его врагов, врывался в их ряды и ударял шестом или луком одного-двух, считая «ку», после чего, уклоняясь от ударов палиц, томагавков и копий, скакал прочь, осыпаемый вдогонку тучами стрел. Иногда ему удавалось выжить, иногда нет. Посчитать «ку» можно было и на мертвом враге. Во время боя соплеменники погибшего всегда пытались защитить его тело, и вокруг него часто разгорались самые жаркие схватки.

Несмотря на утверждения, что этот подвиг всегда показывал смелость воина, «ку» на полном сил воине, слабой женщине или беспомощном старике были равнозначны. «Ку» можно было посчитать и на мертвом враге, при этом кто убил его, значения не имело.

Жестких правил, регламентирующих, как, чем и при каких условиях следовало касаться врага, не было. Зачастую индейцы зарабатывали сразу несколько первых «ку», проникая во вражеский лагерь поздно вечером, особенно когда в нем проводились общественные пляски и народ беззаботно сновал туда-сюда. Завернувшись в одеяло с головой, воин некоторое время бродил в толпе зевак, касаясь то одного, то другого человека, а затем спешно покидал лагерь, в добавок прихватив при этом какую-нибудь лошадь. В этом случае он, несомненно, подвергался огромной опасности. А кроу Красное Крыло заработал свои первые «ку» благодаря смекалке и, вероятно, большому чувству юмора. Служа разведчиком в американской армии, он однажды сопровождал кавалеристов, преследовавших отряд враждебных сиу. Когда последние сдались, Красное Крыло, подобно белому офицеру, пожал каждому из пленников руку, а затем заявил соплеменникам права на первые «ку», поскольку первым из кроу коснулся врагов. И они были зачтены!

Анализ индейских военных рассказов показывает, что реальной опасности во время боевых действий обычно подвергали себя стремившиеся приобрести известность молодые и малоопытные воины, в то время как люди среднего возраста были более осмотрительны.

К сожалению, приходится признать, что индейцы Равнин, несмотря на несколько десятилетий войн с таким жестоким противником, как армия США, до конца своих свободных дней так и не осознали всей порочности практики подсчета «ку». Возможно, она и находила некое оправдание в межплеменных столкновениях, где противоборствующие стороны вели бой в крайне жесткой манере, но по одинаковым для обеих сторон правилам, и главной целью было не столько физическое уничтожение противника, сколько доказательство собственной удали. В схватках с солдатами, основной целью которых было полное истребление врага, эта практика от боя к бою приводила ко все большим потерям и гибели наиболее храбрых воинов. Удивительно, но мысль об отказе от столь безрассудной практики индейцам не приходила в голову, и воины раз за разом продолжали кидаться под пули врагов и погибать, проигрывая сражения там, где были все условия для их победы. Те немногие, кто пытался убедить своих бойцов начать воевать по-другому, натыкались на всеобщее непонимание. Даже такой признанный и пользовавшийся огромным авторитетом лидер сиу, как Бешеный Конь, призывавший к отказу от подсчета «ку», так и не смог добиться от своих воинов практических результатов.