Фрагменты истории. Сабля «Императрицы Марии»

Фрагменты истории. Сабля «Императрицы Марии»

Среди экспонатов Центрального музея вооруженных сил в Москве есть один интересный предмет, о котором мы сейчас расскажем.

У обычного человека, ежели он слышит словосочетание "линкор «Императрица Мария»", сразу же возникает ассоциация: КОРТИК. Почему, объяснять не нужно. На самом деле мы не знаем, существовал ли подобный кортик в реальности (Знаем. Не существовал). Зато нам точно известно, что только офицеры «Императрицы Марии» являлись обладателями уникального холодного оружия.

Мало кто теперь знает, что кортик в Русском Императорском флоте был частью повседневной униформы офицера. При ношении парадной униформы офицеру полагалась сабля. И уж совсем мало кто знает теперь, что служба на линкоре вовсе не считалась у офицеров престижной. У молодых офицеров, естественно. Старшие офицеры, напротив, были довольны - огромный корабль, огромная ответственность, сотни людей в подчинении. Молодые же офицеры видели ту же ситуацию, но, так сказать, изнутри. Огромный корабль, десятки конкурентов, отсутствие возможности сделать быструю карьеру. Скука и рутина. Совсем другое дело — крейсера и миноносцы. Даже подводные лодки. Там приключения, возможность проявить инициативу, перспектива служебного роста. По этой причине молодняк на "Марии" не засиживался. Офицеры искали любую возможность для перевода на другие корабли. Даже во флотском экипаже служба не такая тоскливая, как на линкоре.

Командование корабля придумало, как повысить престиж службы на "Марии". Было принято решение офицерам, отслужившим на корабле год, вручать саблю, заказанную на средства кают-компании, а на клинке сабли гравировать название корабля. Но это было не совсем законно — не запрещено, но не предписывалось никакими уставами. Типичная самодеятельность.

Тем не менее, выход был найден.

12 мая 1916 года "Императрицу Марию" посетил Николай II с семейством. Император, испытывающий, как известно, сильную приязнь к новым линейным кораблям, не спеша обошел выстроившуюся на палубе команду, поздоровался со всеми офицерами и подробно осмотрел действие артиллерийских механизмов. Современник вспоминал: «Государь спустился в батарейную палубу. Командир, командующий флотом, морской министр, адмиралы, дежурство, свита сопутствуют ему. Государь интересуется всеми мельчайшими усовершенствованиями, задерживается у орудий, выслушивает объяснения старшего артиллерийского офицера лейтенанта князя Урусова, входит в четвертую башню, смотрит заряжание. Комендоры и прислуга работают молодцами, отчетливо, быстро, бесшумно. Все идет как по маслу...»

Затем Николай был приглашен в кают-компанию, где старший офицер линкора А. К. Городысский вручил императору злополучную саблю. Государь, который хорошо знал уставы, понял все, но виду не подал и саблю принял, благо на корабле ему все понравилось. С этого момента статут оружия был утвержден автоматически. До таинственной гибели линкора оставалось всего пять месяцев.

Единственная же уцелевшая сабля, принадлежавшая лейтенанту Вирену, ныне хранится в ЦМВС.