Белая разведка и контрразведка: перегибы на местах и злоупотребление властью

Белая разведка и контрразведка: перегибы на местах и злоупотребление властью

В наши дни принято больше писать про «зверства чрезвычаек», но вот еще лет 30 назад для изображения кошмаров Гражданской войны часто использовали образ белой контрразведки. Классика – капитан Федотов, крайне жестокий и абсолютно аморальный человек, роль которого в фильме «Раба любви» Никиты Михалкова, исполнил Константин Григорьев. Разумеется, в контрразведках, как белых, так и красных, служили разные люди, но сами эти учреждения вызывали страх уже просто фактом своего существования. Тем более что, как можно увидеть по этому отрывку из книги Андрея Ганина «Семь «почему» российской гражданской войны», поводов они давали предостаточно.

Свои органы разведки и контрразведки имели правительства казачьих войск. Нередко эти органы конкурировали между собой. Белой контрразведке хронически не хватало средств даже на жалование штатных сотрудников, не говоря об агентуре. Подразделения контрразведки белых в ряде случаев представляли собой структуры полукриминального характера, где творился абсолютный произвол. Так, при официальной ревизии делопроизводства и деятельности контрразведывательного отделения штаба Кавказской армии в августе 1919 г. вскрылась отвратительная картина. Председатель ревизионной комиссии докладывал главнокомандующему ВСЮР А.И. Деникину, что «установлены случаи изнасилования казаками женщин, содержавшихся под стражей в контрразведке… лица, задерживаемые контрразведкой, подвергаются битью плетьми… причем этот способ наказания применяется не в виде исключения, а как система или для наказания… или же как способ добыть сознание у арестованного… Для разнообразия предлагают иногда одному задержанному бить другого… в некоторых случаях, как это было с Нестеровой и Поповой, битье плетьми полуобнаженных женщин производилось в присутствии многих офицеров… при этом под звуки гармоники… Отбираемое при обысках имущество поступало без описей… в Отделение и здесь или расхищалось казаками… или же раздавалось офицерам Отделения в определенном порядке… иногда же и по жребию». Битье плетьми производилось с ведома полковника Б.И. Бучинского. Более 50 человек, попав в руки контрразведчиков, бесследно исчезли. Из доклада следовало и то, что при наличии в контрразведывательном отделении семи агентов для внутреннего наблюдения, филеров для наружного наблюдения не было, разведки не велось, получить справку по какому-либо вопросу было невозможно, а денежная отчетность была настолько примитивной, что не позволяла обнаружить злоупотребления, если бы они имели место. Контрразведчиками не соблюдалась тайна розыска, были даже случаи выдачи пропусков на выезд из Царицына заведомым большевикам.

Это не был исключительный случай. В ноябре 1919 г. генерал-лейтенант А.С. Лукомский приказал арестовать и обыскать начальника екатеринославского контрразведывательного пункта есаула Щербакова и его спутницу артистку Лескову, подозревавшихся в хищении денег и драгоценностей. Адъютант начальника одесского контрразведывательного пункта в 1919 г. за 300 000 руб. продал большевикам списки сотрудников, за что был расстрелян, но восполнить нанесенный ущерб репрессиями было невозможно».